Плакат и искусство

Коло Мосер, 1898

«Xудожественная работа с плакатом интересна мне по той причине, что, кроме всего прочего, это означает, что искусство больше не нуждается в распространении посредством частного рынка, но является общедоступным и, благодаря временному характеру таких работ, аура, а посредством этого и ценность вневременного искусства становиться сравнительным или упраздняется». Эта позиция, сформулированная Гервальдом Рокеншаубом в 1992 году, несомненно является частью венской традиции: она сравнительно похожа на программу Венского сецессиона конца 19-го века.

Первый номер «Ver sacrum»-а, вышедшего в 1898 году, провозглашал: «Мы не делим искусство на «высокое» и «низкое», для богатых и для бедных. Искусство – всеобщее достояние». По сути первый плакат сецессиона, сделанный Густавом Климтом, был скорее объявлением о новом направлении в искусстве, включая скандал, чем объявлением о выставке. Связать искусство с простой жизнью и ворваться в общественное пространство с новыми видениями через их необычные работы было одной из целей сецессионистов, которая была частично продолжена появлением широкомасштабных плакатов.

В результате молодые художники, такие как Эгон Шиле и Оскар Кокошка, получили возможность выразить свою точку зрения через плакаты. Это включало принятие всех последствий – плакат Кокошки для Кунстшау был одним из первых публичных извещений экспрессионизма и, как вспоминал художник, «привел в ярость» жителей Вены.

После Первой мировой войны произошел своего рода бум в сфере плакатов. Вена была заполнена рекламными щитами, и бизнес, политика и индустрия развлечений пользовались услугами рекламы в невиданном дотоле объеме. Зародилась профессия художника-оформителя. Один из них, Виктор Т. Слама, который оказал наибольшее влияние на политический плакат в Первой Австрийской Республике, сформулировал новое самосознание рекламной сферы в 1929 году: «В сфере изобразительного искусства плакат является, вероятно, наиболее очевидным выражением новой эры. Подобно Ренессансу с его фресками и более позднему периоду с небольшими картинами, нарисованными на мольберте, зарождающаяся эпоха избрала плакат в качестве характеризующего средства в служении его идеям».

Взгляды Сламы находились под влиянием русского конструктивизма, который также занимался созданием эстетики для всех сфер жизни. Венгерский художник Лайош Кассак, который жил в изгнании в Вене в период между мировыми войнами, формулировал схожую позицию. Он заявлял, что реклама являлась «конструктивным искусством» и верил, что «Создавать рекламу – означает быть социальным художником».

Йозеф Биндер, чьи художественные оформления для фирм Майнл, Арабиа, Семперит и Бенсдорп повлияли на городское пространство Вены, начиная с 30-х годов прошлого века, и который впоследствии достиг большого успеха в США, анализировал ситуацию следующим образом: «Реклама, которая более многочислена, чем работы, выставленные во всех музеях и галлереях, нацелена на формирование общественного вкуса как ни одно другое средство». Фактически в то время была сделана попытка использовать эффект уличной галлереи для того, чтобы представить искусство общественности. В 1929 году, например, «Социал-демократическая художественная организация» нашла средства, чтобы заказать всемирно известному мастеру графики Биндеру плакат, который кроме рекламы театра, должен был представить широкой публике стилистические особенности конструктивизма.

Национал-социализм и война не оставили места искусству, и после 1945 года модернизму также было трудно восстановить свое место в общественном сознании. Выставочные плакаты современного искусства редко пробивались на публичные рекламные щиты в связи с недостатком средств для рекламы.

В середине 80-х Винер фествохен (Венский фестиваль) начал заниматься этой темой. В 1985 году группа молодых художников была приглашена для создания коллективного широкомасштабного плаката для фестиваля, где каждый из них должен был создать одну часть плаката, без согласования своей работы с другими. Гервальд Рокеншауб, создатель серий плакатов для первого художественного общества «продолжающийся музей», был одним из задействованных художников. В 1986 году фестиваль пригласил Дженни Хольцера и Кейт Харинга для осуществления проекта в городском пространстве. В начале 90-х дискуссия о связи искусства и рекламы начала усиливаться на международном институциональном уровне. В 1990 году Музей современного искусства в Нью Йорке представил выставку «Высоко и низко. Современное искусство и массовая культура, параллельно «Центр Жоржа Помпиду» в Париже представил всеобъемлющий показ на тему “Art & Publicité 1890-1990” (Искусство и реклама 1890-1990).

В этой среде «продолжающийся музей» начал свои последовательные серии плакатных интервенций, которые за это время стали международными. Тем самым приверженцы подали сильный сигнал для искусства в местах общего пользования. Согласно дизайнерскому дуэту “Eichinger oder Knechtl”: «Плакат – часть городского планирования, поскольку он изменяет город в той же мере, что и архитектура».

Перевел Арам Мирзоян

Beitrag teilen: